Главное менюКатегорииКаталог статей

Иоанн (Будрин), иерей, священномученик (1918)

Заказать икону святого

Заказать икону святого



Имя: 
E-mail: 
Телефон: 
Ваши пожелания по иконе: 
Дни празднования в 2020 году:

Священномученик. 6.2.1861 1918 гг. Память 28 августа/10 сентября. Новомученик. Документы на канонизацию представлены Пермской епархией.

Священномученик Алексий Будрин родился 6 февраля 1861 года в семье протоиерея Иоанна Будрина. Образование он получил в Пермской Духовной семинарии, окончив ее с аттестатом первого разряда. Будучи около двадцати лет от рождения, Алексей Иванович вступил в брак с девицей Капитолиной Всеволодовной, после чего принял рукоположение в сан диакона и был назначен на первое место своего служения в Благовещенскую церковь Пермской мужской гимназии. Одновременно с этим отец Алексий начал и преподавательскую деятельность, исполняя обязанности учителя и законоучителя в школе пермского исправительного арестантского отделения.

19 января 1883 года отец Алексий был удостоен рукоположения в сан священника, которое совершил Преосвященный Нафанаил, епископ Екатеринбургский, викарий Пермской епархии. С этого времени началось служение батюшки в Свято-Троицкой церкви села Сыринского Красноуфимского уезда. В этом селе отец Алексий также преподавал Закон Божий в народном училище, причем столь успешно, что в 1887 году был удостоен за это Архипастырского благословения. В эти годы у них с матушкой Капитолиной родилось трое детей: в 1883 году дочь Александра, в 1885-м сын Стефан, который впоследствии стал насельником Свято-Николаевского мужского монастыря города Верхотурья, и в 1886 году дочь Капитолина.

В 1886 году, в возрасте лишь двадцати пяти лет, отец Алексий стал членом благочиннического совета 1-го округа города Красноуфимска и вслед за этим, указом Духовной консистории от 16 августа 1887 года, был переведен для служения в этот город: в церковь в честь Святых Кирилла и Мефодия при реальном училище.

Красноуфимская крепость была основана полковником русской армии А. И. Тевкелевым в 1730-х годах в урочище Красный Яр, близ реки Уфа. В 1781 году Указом Правительствующего Сената она была преобразована в уездный город Красноуфимск. К концу XIX столетия в городе проживало уже около шести тысяч человек, действовало два храма: Свято-Троицкий собор и Кирилло-Мефодиевская церковь при училище, работали несколько небольших кожевенных предприятии, восково-свечной и мыловаренный заводы, спичечная фабрика, имелось много мастерских, фотоателье, типография, гостиницы, склады. Однако внешне Красноуфимск был в то время мало похож на город. Сохранилось описание его, опубликованное в свое время в Пермских губернских ведомостях: ...Въезжая в город с какой угодно стороны, видите его окруженным полями и деревнями; ближе на оконечностях его показываются гумна с кладями хлеба и копнами соломы, затем тянутся в беспорядке разбросанные огороды, домики и лачужки, огороженные жердями, и черные бани, кругом заваленные отрепьем. В самих улицах встречается множество овец чего нельзя сказать сегодня даже о деревнях округи и его фермах, часто лежащих на дорогах, так что идущему необходимо принимать предосторожность, чтобы не замять некоторых. Именно таким увидел город при въезде в него и отец Алексий.

Одновременно со священническим служением батюшка начал также преподавать Закон Божий и церковно-славянский язык в Красноуфимском реальном училище. Обучение в нем производилось на горнозаводском и сельскохозяйственном отделениях, воспитанники на практике изучали горное дело, земледелие и животноводство. На специально отведенном участке земли были устроены животноводческие фермы, ветеринарный пункт, мастерские по ремонту и изготовлению сельскохозяйственной и перерабатывающей техники, учебные заводы. В 1887 году на Урало-Сибирской научно-промышленной выставке училище было награждено большой Золотой медалью за превосходную постановку учебного дела, созданные его умельцами несгораемые крыши, распространение... современных земледельческих орудий. В 1889 году Красноуфимское реальное училище, первым в России, было преобразовано в промышленное. В это время законоучителем в нем был отец Алексий. В училище получали образование уже около двухсот воспитанников; батюшка преподавал им Закон Божий во всех шести классах: именно под его руководством они изучали Евангелие и катехизис, краткий курс служб, историю Церкви.

Кроме того, отец Алексий сразу стал законоучителем и в русско-башкирской сельскохозяйственной школе, где помимо теоретических знаний дети приобретали и практические навыки. Вскоре батюшка был также назначен членом Красноуфимского уездного отделения Епархиального училищного совета.

В сентябре 1890 года отец Алексий был переведен для служения в главный храм города Свято-Троицкий собор, а в октябре того же года назначен на должность помощника благочинного 1-го округа Красноуфимского уезда. Одновременно он начал преподавать Закон Божий в церковно-приходском Кирилло-Мефодиевском училище с трехлетним курсом обучения. За свою активную деятельность молодой священник удостоился в то время еще двух наград: набедренника и скуфьи. Там же, в Красноуфимске, в 1889 и 1891 годах в семье Будриных родилось еще двое детей: дочь Лидия и сын Алексей. Три старшие дочери отца Алексия впоследствии стали супругами священников.

Отец Алексий не успел прослужить в Красноуфимске и четырех лет, как его вновь перевели, на сей раз в губернский город Пермь, в Спасо-Преображенский кафедральный собор, где прошли дальнейшие восемнадцать лет его жизни. Здесь также продолжилась его активная преподавательская и общественная деятельность. Он стал заведующим двумя школами при братстве Святителя Стефана: двухклассной церковно-приходской и епархиальной псаломнической, законоучителем в пермском епархиальном женском училище, а в 1896 году был назначен постоянным членом Пермского уездного отделения Епархиального училищного совета.

В июне 1896 года отец Алексий был определен на должность ключаря Спасо-Преображенского собора: теперь он нес ответственность за сохранность всех соборных ценностей, в его обязанности входило также ведение их описи, хранение ключей от всех основных помещений, наблюдение за порядком богослужения. В период служения батюшки кафедральный собор был благоукрашен: заменено старое паникадило, некоторые стены храма расписаны фрагментами из жития святителя Стефана Пермского. Было освящено два придела: во имя Пророка и Крестителя Господня Иоанна и во имя Святителя Димитрия Ростовского.

В 1896 году к многочисленным священническим, преподавательским и иным обязанностям отца Алексия добавились еще новые: указом Святейшего Синода батюшка был утвержден в должности штатного члена Пермской Духовной консистории. На этом посту он трудился тринадцать лет.

25 июня 1904 года стало одним из самых знаменательных дней для всех жителей Перми: в этот день в город прибыл почитаемый по всей России молитвенник и чудотворец протоиерей Кронштадтского Андреевского собора отец Иоанн Сергиев. Везде, где ни появлялся батюшка, толпы народа обыкновенно уже ожидали его. Стремились получить его благословение: кто хватал за руку, кто целовал одежду, кто плакал, всякий старался хоть чем-нибудь выразить свою радость. Здравствуйте, православные, отцы, братья, сестры! Народ Божий, здравствуйте! говорил обычно отец Иоанн, ласково взирая на обступивших его людей. Вопросов предлагалось очень много, и на все он находил, что сказать: плачущих утешал, больным давал советы. Благословляя же, прибавлял: Бог благословит, буди вам по вере вашей!. Надо самому видеть, писал один из очевидцев подобных встреч с народом, чтобы судить, какое сильное впечатление производит это умилительное зрелище, как обходителен отец Иоанн и, как искренно любят его все!...

Из уст в уста передавались рассказы о молитвенной помощи Всероссийского пастыря, о совершавшихся по его молитвам исцелениях, о его прозорливости и силе его пламенных проповедей. На Урале, в Перми, как и везде, имя отца Иоанна Кронштадтского было известно ... как имя пастыря-молитвенника, святого подвижника, слава которого гремела тогда по всему миру, кого всенародное мнение окружало ореолом высокой святости, того дивного в наше время человека, который все отдал для Христа и был, так сказать, Илиею своего времени, писал впоследствии иеромонах Иувиан (Красноперов), который в те годы жил в Пермской губернии.

26 июня отец Иоанн Кронштадтский совершал богослужение в пермском кафедральном соборе: на утрене он сам читал канон, Литургию служил совместно с двумя Преосвященными и двадцатью четырьмя священниками, среди которых был и отец Алексий. В этот же день великий Всероссийский пастырь посетил покои отсутствовавшего епископа Иоанна (Алексеева), а 27 июня уехал по железной дороге в Котлас. Несомненно, отец Алексий запомнил на всю жизнь встречу с отцом Иоанном, этим молитвенником и утешителем русского народа.

В 1904-1907 годах отец Алексий заведовал женской церковно-приходской школой, действовавшей при женском Успенском монастыре города Перми. Монастырь этот был основан в 1872 году усердием известных пермских благотворителей братьев Каменских. К началу XX века в нем проживало уже около двухсот насельниц, действовало несколько мастерских, больница, хлебопекарня, просфорня, было организовано производство свечей, несколько сестер занималось миссионерской деятельностью, проводя беседы со старообрядцами. При обители почти с самого ее основания был устроен и приют для девочек-сирот. Около двадцати воспитанниц проживали в особом двухэтажном каменном корпусе, где находились и комнаты-классы приютской школы. Девочек обучали пению, письму, чтению, рукоделию, главным же предметом был Закон Божий. Ко времени заведования ею отца Алексия школа эта получила уже более высокий статус, став церковно-приходской.

Самоотверженные труды отца Алексия не оставались без внимания со стороны священноначалия он многократно удостаивался самых высоких церковных наград: камилавки, золотого креста, от Святейшего Синода выдаваемого, орденов Святой Анны II и III степени. В 1902 году по ходатайству управляющего Московской Синодальной типографией батюшка за особенные труды по распространению Синодальных изданий получил в награду от Святейшего Синода Библию. В том же году он был возведен в сан протоиерея.

В период служения отца Алексия в Перми у него и матушки Капитолины родился шестой ребенок дочь Любовь.

В 1909 году вновь последовала перемена в судьбе пастыря. В октябре этого года он был переведен снова в Красноуфимск в Свято-Троицкий собор. Одновременно батюшка был назначен благочинным церквей градо-Красноуфимского округа и председателем Красноуфимского уездного отделения Епархиального училищного совета. В 1910-1912 годах он также исполнял обязанности заведующего церковно-приходской школой и председателя Красноуфимского церковно-приходского попечительства.

20 октября 1912 года в жизни батюшки произошло важное событие: Пермским губернским избирательным собранием он был избран в члены Государственной Думы IV созыва от Пермской губернии. 12 декабря как член Государственной Думы он удостоился представления Его Императорскому Величеству Государю Императору Николаю II. В память об этом событии ему был Всемилостивейше пожалован снимок с изображением Его Величества Государя Императора Николая II. А в следующем, 1913 году, в дни юбилейных торжеств по случаю 300-летия царствования Дома Романовых (21-24 февраля) протоиерей Алексий удостоился чести лично преподнести Императору поздравление. После этого батюшке был пожалован особый нагрудный знак, Высочайше учрежденный для лиц, приносивших Их Императорским Величествам личные верноподданнические поздравления по случаю 300-летия царствования Дома Романовых. В мае 1913 года батюшка был награжден орденом Святого Князя Владимира IV степени, а в июне 1917 года получил свою последнюю награду палицу.

В это время отцу Алексию было уже пятьдесят шесть лет. Активный церковный и общественный деятель, лично известный Государю, настоятель главного храма Красноуфимска, духовный пастырь, окормлявший множество прихожан, отец большого семейства. Сохранились фотографии отца Алексия, сделанные в те годы. Ростом батюшка был чуть выше среднего, волосы и борода уже с проседью, взгляд спокойный и добрый.

Общественные потрясения, однако, полностью изменили ход всей его жизни. Летом 1918 года в Красноуфимске, как и повсюду, начался разгул беззаконий, творимых новой властью. Сохранились воспоминания одного из очевидцев, опубликованные позже в газете Горный край: ...увешанные красными лентами, носились комиссары по городу, гордые своей властью, готовые каждую секунду вцепиться в горло во имя защиты завоеваний революции. В тучах пыли, со звоном колокольчиков, с грохотом разъезжали по уезду карательные экспедиции, доставляя затем в город все новые и новые партии арестованных. Красная армия начала заполнять свой синодик рядом неслыханно-позорных деяний. Насилия над женщинами одна из них повесилась на другой же день, обложения, контрибуции, конфискации, запрещения, аресты, расстрелы, грабежи вот в чем выражалось революционное творчество большевиков, от которого все труднее и труднее становилось дышать.

Жили в постоянном страхе за завтрашний день, за наступающие ночи, когда один мрак является свидетелем творимых ужасов, боялись говорить друг с другом. Помнили дикую угрозу кровожадного председателя городского исполкома: "Если прольется хоть одна капля крови моего красноармейца, морем крови залью город!".

И он не забыл своей угрозы...

Летом 1918 года по всему Красноуфимскому уезду прокатилась волна крестьянских восстаний. Первое восстание произошло в июне среди жителей села Поташка. В газете Горный край позже писали о нем так: Комиссары встревожились. "Татарская орда идет, говорили они. Режут всех без разбора, выкалывают глаза, закапывают живыми". Обыватели верили, боялись "татарской орды"...

В действительности это было восстание крестьян села Поташки, к которому присоединялись и другие, в том числе башкирские, волости. Из-за отсутствия у восставших достаточного вооружения волнение было быстро подавлено, с непокорным селом большевики жестоко расправились: было расстреляно много местных жителей, разорены хозяйства. Вслед за этим в первой половине июля красными была объявлена мобилизация в ряды Красной армии, однако крестьяне отказались давать солдат было набрано только чуть более шестидесяти человек. Эта неудача побудила большевиков направить повсюду своих агитаторов в сопровождении отрядов красноармейцев для проведения принудительной мобилизации. В ответ на это в селах Ачит, Большие Ключи и других было поднято восстание, охватившее за два дня весь уезд. Народная армия, созданная крестьянами уезда для борьбы с большевиками, подошла почти к самому Красноуфимску и остановилась лишь в шести верстах от него, однако горожане не сумели поддержать восставших. Красноармейцы получили подкрепление и стали одерживать победы в скором времени восстание было подавлено. Начались расправы, в том числе над духовенством, в котором большевики всегда видели своего врага.

Вскоре был арестован и протоиерей Алексий Будрин. Как писали позже в одной из местных газет, в вину ему было поставлено членство в Государственной Думе это единственное обвинение, какое они могли предъявить ему. 28 августа/10 сентября 1918 года под конвоем его привели на так называемое партизанское поле. По воспоминаниям очевидцев, отец Алексий был облачен в белую ризу, на груди наперсный позолоченный крест. Стоял он прямо, безмолвно, лицом был светел. Грянули выстрелы. Только седьмой из них оказался для батюшки смертельным он упал как подкошенный. Однако для красных этого было мало, они поглумились и над мертвым телом священника. Привязав его к лошади, они погнали ее через железнодорожные пути, по Никольской улице, до здания, в котором тогда располагался ревком... Тело батюшки было совершенно обезображено.

4/17 сентября город заняли войска белых. На следующий день отец Алексий был с честью отпет в Свято-Троицком соборе Красноуфимска и погребен близ алтаря этого храма. А вскоре, 11/24 сентября, рядом с его могилой нашли место последнего упокоения и два его собрата, также претерпевшие смерть от рук большевиков: отец Лев Ершов и отец Александр Малиновский.

В 1935 году Свято-Троицкий собор был закрыт, и лишь через шестьдесят шесть лет, в 2001 году, он был передан Православной Церкви; на месте погребения мучеников был установлен поклонный крест. К этому времени все они уже были прославлены в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

В октябре 2002 года произошло обретение честных мощей отца Алексия Будрина. Когда убрали верхний слой земли, стали видны два небольших металлических креста: один в изголовье, другой у ног. На крышке гроба сохранились следы парчи с серебряной нитью; в ногах изображение на картоне с растительным орнаментом и фрагментом тисненой надписи Царство Небесное. Доски гроба были тщательно оструганы. Священномученик был в шелковой ризе, на груди у него находилось Евангелие, позолоченные напрестольный и наперсный кресты, на честной главе бархатная камилавка, на коричневом шелковом подкладе которой золотыми буквами было вышито А. И. Б.. Сохранились пряди длинных каштановых волос и густая курчавая темно-рыжая борода. Кости черепа отца Алексия были повреждены.

После проведения экспертизы в Областном бюро судебно-медицинской экспертизы города Екатеринбурга мощи отца Алексия 11 июня 2003 года были выставлены для поклонения в Свято-Троицком соборе Красноуфимска, где почивают и ныне.

По молитвам верующих от них происходят многочисленные чудеса. Так, у одного мальчика, Сергея Хавкина, после удаления аппендикса образовались рубцы и спайки. Началось осложнение мальчик попал в реанимацию. Его отец, отчаявшись получить помощь от медицинского лечения, начал смазывать рубцы маслом, освященным на мощах священномучеников, прикладывать стружку из склепа отца Алексия Будрина к ране сына. Через неделю рубцы изгладились, шрамы затянулись.

Семидесятилетний житель города Саранска Сергей Иванович Морозов долгое время страдал от астмы и не мог вставать с постели. Получив в дар частички мощей священномучеников Красноуфимских, он начал прикладывать их к области сердца. Свист в груди исчез. На второй день Сергей Иванович уже начал передвигаться по комнате. Через три недели самостоятельно спустился по лестнице со второго этажа.

В настоящее время в Свято-Троицком соборе производится запись всех исцелений и чудесных случаев, происходящих по молитвам верующих от мощей священномучеников Алексия Будрина, Льва Ершова и Александра Малиновского.